ГРИБЫ-ПАРАЗИТЫ

Паразитические грибы могут заражать живот­ных, растения, другие грибы, человека. Но наибольшее влияние на жизнь людей уже много столетий оказывают грибы — паразиты расте­ний. Ежегодно человечество теряет из-за этих грибов около пятой части мирового урожая рас­тений.

ФИТОФТОРА. В 1845 г. на Ирландию об­рушилось невиданное бедствие, изменившее всю судьбу народа этой страны: неурожай картофеля, картофельная «чума». К тому времени карто­фель служил практически единственной пищей для четверти населения Ирландии, а для осталь­ных составлял примерно половину рациона пи­тания (в других странах роль картофеля была меньшей). Со страхом смотрели люди на клубни картофеля, почти полностью поражённые какой-то таинственной гнилью. Они боялись употреб­лять в пищу даже клубни, не сгнившие полно­стью, видя в происшедшем Божью кару. От голода жители целых селений стали похожи на обтянутые кожей скелеты. Смерть косила людей с такой скоростью, что их не успевали хоронить. Оставшиеся в живых тысячами покидали Ир­ландию, уезжая в Англию и США. Толпы эми­грантов буквально атаковали суда, отплываю-

ГРИБЫ-ПАРАЗИТЫ


Плоды яблони, поражённые грибом монилинией фруктовой.


щие из Ирландии. Уезжающие бросали жилища, землю, иногда и семьи. Каждый восьмой ирлан­дец в результате голода и последовавших эпиде­мий оказался в могиле, а четверть населения страны — 2 млн. человек — эмигрировала.

Все эти несчастья вызвал паразитический гриб, поражающий картофель, — фитофтора. Но почему именно в 1845 г. так катастрофически проявилось его действие?

Как известно, картофель был завезён в Евро­пу из Нового Света вскоре после открытия Ко­лумба. Вероятно, когда европейские путешест­венники отбирали клубни для перевозки в Евро­пу, они старались выбрать самые молодые и здоровые, ещё не поражённые фитофторой. Поэ­тому, когда картофель пересёк Атлантический океан, гриб вместе с ним в Старый Свет не попал. Клубни американского картофеля у себя на ро­дине в ходе отбора приобрели способность бороть­ся и выстаивать против гриба-паразита. Но в Европе фитофторы не было, и за триста с лиш­ним лет селекции (на вкус, урожайность, моро­зостойкость и т. д. ) картофель напрочь «забыл» своего старинного врага и разучился с ним сра­жаться.

В 40-х гг. XIX в. начался крупномасштабный экспорт в Европу знаменитой чилийской селит­ры. Европейские корабли стали частыми гос­тями в районах древнего возделывания картофе­ля. Видимо, с ними тогда и попала в Старый Свет фитофтора. Кто знает, возможно, океан случай­но пересекла всего одна-единственная спора гри­ба... В таком случае эта крошечная спора траги­чески изменила или оборвала жизни миллионов людей. Невольно вспоминается другая столь же малая спора — гриба пенициллиум, — столетием позже случайно залетевшая в кабинет биолога Александра Флеминга (см. ст. «Александр Фле­минг»). Но тогда она помогла спасти жизни миллионов людей.

В 1844 г. фитофтору обнаружили в Англии, Франции, Бельгии. Картофельная «чума» нача­ла своё триумфальное распространение по кон­тиненту. Жаркое и сухое лето 1844 г. несколько замедлило её продвижение, но на следующий год положение стало серьёзнее. 6 сентября 1845 г. в дублинской газете появилось сообщение о карто­фельной гнили в Ирландии. Вначале почти ни­кто не обратил на это внимания, но месяцем позже стало ясно, что урожай едва ли не полностью загублен. Начался картофельный голод.

Микроскопический гриб-паразит из класса оомицетов принёс в середине XIX в. страдания, голод, бедность многим народам Европы. Нет среди грибов другого со столь трагической славой. И сейчас он порой напоминает о себе вспышками болезней картофеля, томатов в разных странах.

СПОРЫНЬЯ. Средневековые рукописи рассказывают нам о вспыш­ках странной болезни, уносившей порой не меньше людей, чем чума и холера. У заболевших ею начиналась гангрена или их одолевали «злые корчи» (конвульсии). Во время одной из сильных вспышек этой болезни в конце X в. во Франции погибло 40 тыс. человек. В конце XVII в. во время азовских походов Петра I в Астрахани от недуга погибло 20 тыс. человек.

В 1090 г. один богатый парижанин со своим сыном, заболевшим этой болезнью, попал в селение, где находилась церковь Св. Антония. Они страстно молили святого о помощи, и произошло чудо — больной выздоровел. Его отец после этого пожертвовал госпиталю при церкви всё своё состояние, а сам постригся в монахи. Пятью годами позже римский Папа Урбан II основал орден Св. Антония, в задачи которого входило лечение больных этим недугом. За болез­нью прочно закрепилось с тех пор название «огонь Святого Анто­ния», или «антонов огонь».

Долгое время истинная причина болезни была неясна. Лишь в конце XVIII в. учёные выяснили, что «антонов огонь», или эрготизм, — это отравление зерном, заражённым грибом-паразитом спорыньёй.

Поселившись в цветке ржи, гриб привлекает насекомых каплями сладкой «медвяной росы» (так её называют в народе). Перелетая с цветка на цветок, мухи разносят гриб по посевам. К концу лета грибница спорыньи образует плотный тёмно-фиолетовый «рожок» (склероций). Пройдя в конце лета по полю, засеянному рожью, можно заметить эти рожки, высовывающиеся из ржаных колосьев. Если их перемелют с мукой и они попадут в хлеб, такой хлеб может вызвать вспышку «антонова огня» — эрготизма. Из рожков спо­рыньи в середине XX в. был получен знаменитый и очень опасный наркотик — ЛСД; используют эти рожки и в медицине (например, в акушерской практике).

Отравление заражённым хлебом сейчас в европейских странах встречается редко благодаря хорошей очистке зерна.

РЖАВЧИНА. В Библии ржавчина растений упоминается на­равне с моровой язвой, нашествием неприятеля, саранчой и прочими страшными бедствиями. Вероятно, это первая болезнь растений, упоминания о которой довили до нас со столь древних времён. В Древнем Риме существовало особое божество — Робиг, ограждающее от ржавчины. Каждый год в праздник робигалии 23 апреля римляне приносили божеству в жертву рыжих собаку и ягнёнка (по цвету ржавчины и засухи), моля защитить посевы.

Название «ржавчина» очень удачно по отношению к этой болезни растений. Оно привилось почти во всех языках. На поражённых листьях и стеблях возникает налёт ярко-оранжевого, иногда почти чёрного цвета. Вызывают эту болезнь ржавчинные грибы. Любопыт­но, что ржавчинный гриб может иметь несколько самых несхожих хозяев. К примеру, одно время в Европе были очень популярны живые изгороди из барбариса. Но учёные выяснили, что ржавчин­ный гриб, поражающий стебли злаков, своё «детство» проводит на барбарисе. Жертвой этого открытия стал, конечно, «невинный» барбарис, который повсюду стали уничтожать.

ГОЛОВНЯ. Кто бывал на пшеничном поле, тот, возможно, встречал как бы обугленные колосья. Болезнь эта так и называется —

ГРИБЫ-ПАРАЗИТЫ


Спорынья пурпурная на ко­лосе ржи и проросший рожок (склероций).


ВЕДЬМИНЫ МЁТЛЫ

Академик-псевдоучёный Кассиан Рядно, герой романа Владими­ра Дудинцева «Белые одежды», в подтверждение своих идей о «по­рождении овсом овсюга» и «появле­нии васильков из семян ржи» (в реальной жизни подобные идеи на­саждал академик Трофим Лысенко) демонстрировал ветку серой оль­хи, выросшую будто бы на берёзе. Те, кто читал роман, помнят, что ботаники, герои произведения, не побоялись доказать, что побеги берёзы стали непохожи на себя под влиянием гриба-паразита. Хотя в то время (40—50-е гг. нашего ве­ка) подобный научный спор вполне мог повлечь за собой увольнение с работы и даже арест.

Побеги с неестественно гус­той листвой или хвоей, похожие на гнёзда или шапки, в народе издавна называют «ведьмиными мётлами». Повинны в их образо­вании самые различные грибы-паразиты.

ГРИБЫ-ПАРАЗИТЫ


Гриб кордицепс военный на гусенице.


ГРИБЫ — ПАРАЗИТЫ НАСЕКОМЫХ

Некоторые грибы-паразиты приспособились поражать своих будущих хозяев (насекомых и пауков) с помощью своеобразного «артобстрела». Стоит тем приблизиться к такому грибу, как он обстреливает их своими спорами. «Дальнобойность» такого гриба-«артиллериста» достигает иногда 1 м. Поражённые жертвы поскорее уползают прочь, но судьба их решена: грибная спора прорастёт в их теле и постепенно приведёт к их гибели. По некоторым данным, за­болевшее животное стремится умереть «дома» — в улье, муравейнике — среди себе подобных. Благодаря этому гриб находит себе множество новых жертв.

Помните того героя романа «Война миров» Герберта Уэллса, который предлагал людям приспособиться к господ­ству марсиан? Люди будут нужны марсианам как пища, рас­суждал он, поэтому марсиане не будут истреблять всех людей. Значит, надо сжиться с ними, завоевать их доверие.

Примерно по этому рецепту строятся взаимоотно­шения насекомых щитовок и гриба септобазидиум. Гриб раз­растается внутри щитовки, заполняет полость её тела, а затем прорастает наружу через естественные отверстия на теле насекомого. Гриб так «деликатно» и понемногу поедает своего подопечного, что насекомое не погибает в результате всех этих процессов. Но самое интересное начинается дальше. К грибу постепенно сползаются другие, здоровые щитовки. Он разрастается над ними и строит для них своеобразный «домик»-лабиринт с тоннелями, «ком­натами» и плёнкой-крышей. Здесь насекомые укрываются от своих врагов — птиц, других насекомых. Что с того, что меньшинство щитовок пойдёт в пищу грибу? Насеко­мые считают выгодным для себя такое «рабство».

Не слишком часто встретишь паразита, так трога­тельно заботящегося о безопасности своих жертв. Пора­жённые грибом щитовки даже живут дольше своих здоровых собратьев, свободных от гриба. Таковы преимущества «раб­ства»! Но они никогда не смогут размножаться.

головня. Вызывают её головнёвые грибы. Вместо семян в поражённых растениях образуется пороша­щая (сыплющаяся подобно порошку) масса спор.

Интересно, что молодые головнёвые грибы, растущие на кукурузе — пузырчатую головню кукурузы, — иногда используют в пищу. В Латинской Америке очень популярно кушанье из этого головнёвого гриба: по вкусу он на­поминает шампиньоны. Ежегодно на рынках продаются сотни тонн этого гриба. В Китае водя­ной рис специально заражают головнёвым гри­бом-паразитом, а затем употребляют в пищу.

СЕРАЯ ГНИЛЬ. Если дождливым летом вам приходилось собирать землянику, то вам, вероятно, попадались серые, покрытые как бы тонким пушком ягоды. Эту болезнь — серую гниль земляники — вызвал гриб ботритис. Он может поражать очень многие растения.

Как ни странно, способен он приносить и некоторую пользу. Во французской провинции Сотерн сбор винограда производится уже после того, как его поразил ботритис. Вино, которое делают из такого винограда, в результате приоб­ретает очень приятный и необычный вкус. Бо­лезнь, вызываемую грибом, здесь прозвали «бла­городной гнилью». Вина «Сотерн» ценятся лю­бителями весьма высоко.

МУЧНИСТАЯ РОСА. По поверхности листа постепенно расползается грибница паразитичес­кого гриба. Со стороны она выглядит как белый налёт — мучнистая роса. Так называют эту болезнь. Ею страдают очень многие растения — от злаков до смородины и роз.

Мучнисторосяные грибы сейчас «заняты ак­тивной экспансией». Они поражают всё новые виды растений, увеличивается их вредоносность. В последние годы в средней полосе России стало бросаться в глаза то, что к концу лета все дубы стоят как бы облитые грязной мыльной водой. Это тоже поражение мучнистой росой. Между прочим, эта болезнь дубов — «подарок» Нового Света Старому, как и фитофтора.

ТРУТОВИКИ

Трутовые грибы играют ключевую роль в процессах разру­шения древесины, происходящих в природе. Без них вся планета могла бы покрыться слоем каменного угля и окаме­невших растительных остатков. Но эта особенность тру­товиков для человека имеет и отрицательную сторону: они могут разрушать деревянные строения, которые приходится защищать от трутовиков.

Некоторые из этих грибов, которые мы часто можем встретить на деревьях, в особенности настоящий трутовик, в своё время очень широко применялись для изготовления зажигательных трутов, на которые падала искра при высе­кании огня. После изобретения спичек (1833 г. ) и их широко­го распространения это применение трутовиков постепенно потеряло своё значение.

Было у этих грибов и ещё одно, более экзотическое применение. Их нижний слой отделяли от верхнего, с месяц вымачивали в щелочном растворе, отбивали молотком и превращали в похожий на кожу или войлок материал. Иногда его подвергали тиснению. Из него шили шапки, куртки, рукавицы. А из одного огромного трутовика в Германии изго­товили такое количество материала, что из него даже сшили рясу для архиепископа Фрайбургского. К началу XX в. изготовление «грибной кожи» постепенно сошло на нет. В наше время этот промысел пытаются возродить, причём «грибную кожу» получают из искусственно разводимых тру­товиков.

Есть у трутовиков одно примечательное биологическое свойство. Их можно назвать «живыми отвесами»: как бы ни стояло, лежало, склонялось дерево-хозяин, поверхность нижнего, трубчатого, слоя гриба всегда будет параллельна земной поверхности. Оно и понятно: ведь если трубчатый слой не будет смотреть «прямо вниз», из него не смогут вы­сыпаться споры. А ведь наклон ствола может меняться, и не раз! Падение дерева означает катастрофу для живущих на нём трутовиков. Если им удастся, то, напрягая все силы, они отрастят новое плодовое тело — перпендикуляр­но старому.

Среди трутовиков обнаружены самые большие из всех грибов мира. В США в 40-х гг. нашего столетия был найден трутовик весом 136 кг, а размером 142x94 см. На террито­рии Микологического института в Англии продолжает расти трутовик размером 147x121 см и более 4 м в окруж­ности! А самый большой съедобный трутовик нашёл в 1976 г. один американский грибник. Гриб весил более 32 кг!

ГРИБЫ-ПАРАЗИТЫ


Трутовик (вид сбоку и снизу).
Источник: Мир Энциклопедий Аванта+


Внимание! Копирование материалов допускается только с указанием активной ссылки на статью!

Если статья нарушает Ваши авторские права и Вы желаете изменить или удалить статью, пожалуйста

Автор новостиDARK-ADMINТеги новости
Новость опубликована 18.11.2010 и содержит 1 комментариев
Похожие публикации:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
© Murzim.Ru 2009-2014.